Главная > Религия, мифология > Космогонии. Ионийские философы. Элеатская школа  



 

 

Космогонии. Ионийские философы. Элеатская школа

 

Космогонии. Ионийские философы. Элеатская школа

И.Вороницын

Атеизм в древности

Культура старого мира представляет не достаточно черт сходства с нашей культурой. Естественно, классовая борьба была и в Греции и в Риме, она приводила там к тем же результатам в развитии публичной жизни, что и в истории нового времени, но эти результаты постоянно были незаконченными, они были быстрее набросками, чем завершениями. Связь меж материальной и духовной культурой намечается в общих и грубых чертах, и высшие формы идеологии отражают в большей степени общее направление и основной характер общественного развития, но не дают ясно выраженных черт классовой идеологии. Борьба классов протекает в низах духовной жизни и не поднимается на её вершины.

Атеизм древности поэтому не носит характера отлично заостренного и метко направленного орудия освободительного движения. Он не претворяется, даже в самых смягченных собственных формах, в массовое действие, а остается далеким от жизни философским учением. Можно даже сказать, и это говорилось, что об атеизме в нашем смысле слова говорить по отношению к тем временам следует только с оговорками и ограничениями.

Тем не менее, великие мудрецы Греции представляют для нас большой энтузиазм. Их учения пережили смерть их общества, и когда Европа, изживая средневековье, испытала неодолимую потребность в замене застойных религиозных воззрений способными к развитию новыми взорами, она нашла их готовыми в могилах классического мира. Благодаря этому не лишь вышло сбережение духовных сил, но в сокровищнице древнегреческой мысли нашлось много теорий, приобревших в новой обстановке освободительное значение. В ней оказались также все либо практически все материалы для построения религиозного свободомыслия и атеизма.

Подобно тому как наша современная наука является в известной мере наследницей классической науки, первые научные теории Греции ведут свое происхождение от несовершенных попыток еще более далекой древности — вавилонской, халдейской и ассирийской. Таковыми попытками естественного объяснения происхождения мира и явлений были космогонии, фантастические рассказы о начале вещей, в которых от религиозной скорлупы без труда можно было очистить ядро естественного объяснения, частенько резко противоречившего объяснению сверхъестественному.

Во всех этих космогониях предполагалось существование начальной материи, несотворенной, вечной, из которой произошли первые существа. «Было время, когда все было тьма и вода и из них сами собой зародились страшные животные и самые необычные фигуры: люди с двумя крыльями, а некие с четырьмя, с двумя лицами, с двумя головами на одном туловище — одна мужчины, другая дамы и с двумя половыми органами сразу; люди с ногами и рогами козы либо с копытами лошади; остальные имели задние оконечности лошади, а передние — человека наподобие гиппоцентавров». Эти страшные произведения, неудавшиеся опыты природы, не могли выжить в соприкосновении с воздухом.

Первая материя владеет влажностью, это — плодородный ил хаоса, и из него наряду с первыми существами произошли также боги, т.-Е. Более совершенные существа, но принципиально те же творения слепого и безличного хаоса.

Эти первые любознательные пробы дать объяснение происхождению вещей совсем исключают всякое представление о творце, провидении, о сверхъестественном. Творец, как и в библейском мифе сотворения мира, возникает уже во вторую очередь, чтоб внести порядок в мир хаоса, имеющийся независимо от него. В начальных натуралистических легендах он служит для обозначения того элемента природы, поймать который конкретно бедная опытом мысль древности не была в состоянии. Тут она воспользовалась готовой религиозной формой, обожествлявшей солнце, землю, море, огонь и т. Д.

лишь у греков (эллинов) делаются более серьезные пробы употреблять космогонии Азии для устранения религиозных объяснений и придания им более совершенной формы.

В ионийских колониях Греции, на побережьях Малой Азии, появляется первый значимый центр греческой культуры. Тут, благодаря только благоприятному географическому положению греческих поселений, ранее всего развивается торговля с восточными странами и воспринимает широкий, практически мировой характер. Экономические потребности приводят к общению с восточными государствами, к усвоению существенно развитой у них промышленной техники и знаний, обусловливающих эту технику. Математические, астрономические и географические познания Востока тут не лишь прививаются, но и развиваются дальше и передаются потом остальным более отсталым провинциям. Тут также ранее, чем в остальных греческих городах, изживается господство феодалов, земельной аристократии, и новейшие политические формы в большой мере содействуют рвениям к свободному от традиций объяснению мира и жизни. Ионийские философы VI века до христианской эпохи закладывают базы этого нового миропонимания. В большинстве собственном они принадлежат к торгово-промышленной группе населения, к буржуазии, движущему классу общества этого периода. И дух предприимчивости, жажда новизны, свойственные этому классу, видны и в их теориях; в то же время эти теории если не антирелигиозны в нашем смысле слова, то во всяком случае представляют собою попытку отстранить религию от руководящей роли в публичной жизни. Ионийская философия служит интересам тех социальных групп, которые борются с феодальным укладом, она проникнута живым рвением поставить на место умопомрачительных представлений естественное объяснение.

Фалес — первый из данной ионийской школы. Для него первоматерия — это вода. Вода породила все вещи мира без всякого вмешательства какой-или посторонней предпосылки. Почему конкретно на воде остановился он? Потому ли, что в космогониях Востока обожествленное море — колыбель жизни, либо потому, что он следил явления природы, в которых влага является нужным условием зарождения и жизни, а разложение сопровождается перевоплощением жестких на первый взор тел в жидкость? Это остается неизвестным, так как он не изложил собственных теорий в письменном виде либо его сочинения не дошли до нас. Следует полагать, но, что основным источником этих взглядов были космогонии, так как в то время наблюдение природы еще не отделилось от религии, чтоб стать основным пособником науки.

Эту первичную материю Фалес представляет себе, как владеющую жизнью, душой. Одухотворение материи у него еще приближается к анимистическому пониманию и представляет собою переходную ступень от многобожия его современников к атеизму его последователей. Одушевляя природу, он считал её «полной богов». Это его выражение, но, как отмечает историк материализма Ф. А. Ланге {«История материализма», пер. Н. Страхова. СПБ., 1899, Стр. 5.}, Можно толковать как чисто символическое. Сущность данной теории и основное её значение состоит в том, что, принимая вечность материи и её одушевленность, Фалес намечает путь для натурализма. Человек и природа для него, как и для его последователей, едино суть. Человек не отрывается искусственно от природы, душа не отделяется от тела, дух от материи и бог от мира.

Теория всеобщей одушевленности — гилозоизм — у Анаксимандра, наиблежайшего последователя Фалеса, воспринимает обмысленный материалистический и атеистический характер. Его первоматерия уже не какое-нибудь определенное тело, не вода, как у его учителя, не воздух, как у Анаксимена, бывшего продолжателем ионийской школы, либо огонь, как у Гераклита, а нечто неопределенное, лежащее в базе всех тел. Эта первооснова всего мироздания, апейрон, как он её называет, бесконечна, находится в вечном движении, владеет внутренней энергией, воспринимает разные формы. Влажное начало либо вода по отношению к апейрону либо вечной первооснове — уже вторичная форма. Из нее потом произошли земля, воздух и огонь. Эти четыре элемента, образующие чувственный мир, играются в научном познании природы в позднейшие века преобладающую роль и теряют свое значение только к концу XVIII века.

тут, таковым образом, устанавливается вечность и несотворенность материи, живой и чувствующей. Для творца не остается места. Все происходит естественным образом. Теплота солнца (огонь) высушила землю, вышедшую из влажного хаоса, а остатки аква стихии, этого «семени вещей», собрались в океан и сделались солеными и горькими. Первые живые существа зарождаются в море и из них не достаточно-по-малу развиваются животные, вплоть до человека, при чем Анаксимандр в этом развитии отводит главную роль благоприятным условиям существования, т.-Е. Приспособлению. Это было первым выражением идеи трансформизма, перевоплощения одних видов животных в остальные. Формы, в которых высказываются эти взоры, до крайности просты, и когда Геккель называет Анаксимандра предвозвестником Канта и Лапласа в учении о происхождении мира, и Ламарка и Дарвина — в биологии, он заходит очень далеко. Такие сближения представляют вещи в очень преувеличенном виде. Анаксимандр в лучшем случае был предшественником последних выразителей эволюционизма древности — Эпикура и Лукреция и продолжателей этого эволюционизма в новое время — французских философов XVIII века. Меж ним и Дарвином имеется ряд посредствующих звеньев, без которых мысль эволюции не могла бы превратиться в эволюционную теорию, как мы осознаем её сейчас.

Те первые животные, от которых произошел человек, по Анаксимандру зародились в воде и сначало были покрыты колючей скорлупой. Эти животные, достигшие известной величины, оказались способными выходить на высохшую землю; тут их скорлупа лопнула и они «вскоре изменили свой род жизни», т.-Е. Приспособились к условиям новой среды. В подтверждение того, что люди не постоянно были таковыми, как сейчас, а развились до сегодняшнего состояния, Анаксимандр ссылается на то событие, что человек один лишь из всех животных не в состоянии длительное время после рождения добывать себе без помощи других пищу.

Эти натуралистические взоры у него сильно соединены со своими первоисточниками, с космогониями и, хотя они сознательно исключают религиозное объяснение вещей, религиозный оттенок в них остается и сказывается, к примеру, в том, что Анаксимандр и его ученики, считая рыб прародителями человека, воздерживались от употребления их в пищу. Рыба, меж иным, была священным животным в Сирии.

Элеатская школа продолжает научные теории гилозоистов. Основоположником её был Ксенофан (576—480 г.Г.). Мир для него был единым целым. Он соглашался с Анаксимандром в том, что человек ведет свое происхождение из переходного периода развития земли от жидкого состояния к жесткому, и начало жизни видел в самозарождении под влиянием солнечной теплоты. Он первый в истории науки увидел в ископаемых остатки былой животной жизни и нашел в этом подтверждение того, что некогда море покрывало всю земную поверхность. Человек, по его мнению, не различается от животного, его душа есть лишь дуновение.

Религиозные воззрения Ксенофана допускают разные толкования. Он был свободомыслящим человеком и выступал против господствующего религиозного представления. Многобожию с его смешными притчами он противопоставляет идею одного бога, вечного и непреходящего. Антропоморфизм, т.-Е. Уподобление божества людям, вызывает с его стороны резкие нападки. Так, ему принадлежит следующее изречение: «Если бы быки либо львы имели руки и могли этими руками рисовать и вообще создавать ими то, что создают люди, то они изображали бы вид и форму богов по своему подобию». Бог-провидение также не вызывает в нем интереса. «Нет, — восклицает он в одном из собственных именитых стихов, — не боги все дали смертным в начале, а сам человек с течением времени и своим трудом улучшил свою судьбу». Единый бог Ксенофана не имеет в себе ничего человеческого и, можно сказать, ничего божественного. Это — бог-природа, бог-мир. Это то, что именуется пантеизмом и различается от атеизма только терминологией. Эту черту философия Ксенофана замечательно подметил самый выдающийся из французских материалистов XVIII века Дидро в статье Энциклопедии, посвященной элеатской школе. «Эта система, — говорит он, — недалека от спинозизма. Душа мира, которую, повидимому, выдумал Ксенофан, не имеет ничего общего с тем, что мы осознаем под духом».

Парменид, ученик Ксенофана, избавляет указанный недочет, и термин бог в его системе уже заменен понятием мира, вселенной.

перечень литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://books.atheism.ru/


Еще рефераты
Знамение Пресвятой Богородицы в Новгороде Великом
Знамение Пресвятой Богородицы в Новгороде Великом Святитель Филарет Черниговский Знамение от иконы Пресвятой Богородицы в Новгороде было в 1170 году. Суздальский князь Андрей Боголюбский, замыслив образовать на севере Руси северную державу, соединился с князьями...

Синтоизм
Синтоизм Религия, распространенная в стране восходящего солнца. В базе синтоизма лежит культ божеств природы и предков. Высшее божество - Аматэрасу1, её потомок - Дзимму2. С 1868 по 1945 синтоизм являлся гос религией стране восходящего солнца. Термин "Синто" значит "Путь...

Религия
План работы: I. История термина «религия». Возникновение и развитие религоведения. II. Предпосылки возникновения религии в первобытном обществе. I. Монументы религии: 1)палеолитической эры: а) наскальная живопись; б) дамские статуэтки; 2)неолитической эры: а)...

Администрация церквей
Администрация церквей Реферат Великая Александра 2004 г.  «Ни моральные свойства, ни готовность доказать веру в учение, в себя не предполагают заранее веру в Иисуса Христа и, не считая того, они не постоянно обосновывают, что их носитель сознаёт благодать...

Славянская мифология
Славянская мифология На примере славянской мифологии, конкретно сотворения мира, наглядно видно как человек принимал Бога, сотворенный космос, свое положение и эволюцию. Представление славян о первопорядке таково, что мир и все в мире существует благодаря силе любви. Во многих...